Русский след. В Латвии останутся только иностранные банки

4 месяца ago Admin 0
Spread the love

Ситуация и правда выглядит, как спланированная атака властей одновременно против банковской системы и руководства латвийского ЦБ. Для обоснования пока не предъявили почти ничего, кроме заявлений живущего в Лондоне бывшего российского банкира. В пользу версии о подготовке повсеместной блокировки российских денег и об «иностранных корнях» развернувшейся в Риге драмы, говорит и то, что во  многих западноевропейских банках начаты проверки счетов всех клиентов, которые связаны ABLV.

Чтобы понять причины и оценить риски для находящихся в латвийских банках денег нерезидентов, нужно, не дожидаясь судов, проанализировать динамику банковских активов, посмотреть, сколько в Латвии  осталось банков с местным и с иностранным  капиталом и что происходит с лидерами по активам и клиентам. Согласно данным Ассоциации коммерческих банков Латвии о состоянии сектора (на 30.09.2017), активы банков страны снижаются, причем достаточно быстрыми темпами. Сумма активов банков Латвии уменьшились на 14% с начала 2016 года, на 7% — за третий квартала 2017 года. На 30 сентября 2017 года они составили €27,5 млрд – меньше, чем у любой страны еврозоны на душу населения. Прибыль латвийских банков составила €244 млн за 9 месяцев 2017 года, снизившись на €140 млн или 35% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Чуть менее 3/4 прибыли сектора заработали пять пять ведущих банков страны, контролировавших 64% активов: Swedbank (местное подразделение шведского банка) – 69 млн евро; ABLV Bank (крупнейший независимый банк в Латвии) – 41 млн евро; SEB Bank (шведский) –31 млн евро; Rietumu bank (независимый банк) – 21 млн евро; DNB Bank (норвежский)  – 19 млн евро.

Это, на первый взгляд, не самая плохая доходность активов в процентах, если сравнивать её с европейскими банками в целом. Но, в абсолютном выражении, по сравнению с другими странами Восточной Европы это маленькие величины, не позволяющие  формировать ресурсы для развития. При этом, до 2017 года прибыль латвийского банковского сектора устойчиво росла пять лет подряд. Её снижение стало следствием не низких процентных ставок,  так как, при почти нулевой стоимости пассивов банки переживали лучший период за свою историю. Проблема – в начавшемся с 2016 года уходе иностранных клиентов из национальных банков Латвии, которые на много опережали скандинавский конкурентов по доходности размещения, по среднему остатку на счетах клиентов и по динамике развития. Теперь такие банки теряют позиции.

По активам лидеры в Латвии – шведские Swedbank и SEB banka, хотя после кризиса 2008 года они, возможно, даже собирались сворачивать свой бизнес в Прибалтике.  В 2017 году ABLV был на 3-м месте (данные на 3-й квартал). Из семи банков с активами больше 2 млрд евро, которые занимают больше 80% рынка, четыре – это скандинавские банки (помимо вышеназванных еще Nordea Bank и DNB).  При этом Nordea и Swedbank в 2017 году также активно сокращали свой баланс, особенно —  Nordea, который за 9 месяцев снизил активы более чем на 800 евро или около 25% к предыдущему году. Причина, как и всех прочих не только латвийских, но и вообще прибалтийский банков – отказ от обслуживания счетов нерезидентов — граждан и компаний. Иногда, этот отказ, не формальный, а «фактический» — клиентам неожиданно выдвигаются невыполнимые требования по предоставлению документов за многолетний период, для сбора которых потребуются месяцы работы и юридические расходы. И речь идёт не о клиентах, связанных со «странами-изгоями» или  чиновниками и «подсанкционными»  компаниями стран бывшего СССР. Это отражается на всех бизнесах, на клиентах private banking и на иностранцах, инвестировавших в программу предоставления временных видов на жительство в Латвии.

Среди  клиентов латвийских банков из числа иностранных бизнесменов распространилась информация, что Центральный Банк страны, якобы, выдал банкам указание оценивать любые «российские залоги» в ноль. А когда в конце февраля начали распространяться предположения, что всё это часть общей антироссийской компании, то многие россияне, белорусы, украинцы, обслуживавшихся в банках Латвии, приступили к «эвакуации» средств куда угодно, в т.ч. на «исторические родины», на Кипр или – в США, где на самом деле никаких изменений в подходе к иностранным клиентам не заметно, а частные активы лучше защищены от произвола властей.

Официальных документов и пресс-релизов латвийских властей с упоминанием «русских денег» не было, но логично предположить, что подобная информация  распространяется с целью обоснования закрытия одного из лучших банков на фоне и не лучшей ситуации в местном банковском секторе.

ABLV может стать примером «скоростной» санации: после решения американских властей за несколько дней из банка отозвали вклады на 600 млн евро (из общей суммы 2,7 млрд), регулятор тут же ограничил платежи, перестали работать карточки. При этом у ABLV была ликвидность для выплаты более 80% вкладов до востребования и другие нормальные показатели, достаточность капитала ABLV — около 21% при минимальном требовании 13,75%.  Кредитный портфель около 1 млрд евро не был проблемным. Однако, регулятор принял решение запретить операции банка, мотивируя это необходимостью сохранить средства, достаточные для выплаты вкладчикам гарантируемых в странах Еврозоны 100 000 евро на клиента. Очевидно, что суммы сверх этого лимита могут быть не выплачены в полном объёме примерно тысяче бизнес-клиентов ABLV и сотням крупных счетов private banking.

Можно ли было ожидать такой развязки? В 2017 году, на фоне роста бизнеса ABLV при сокращении активов других банков,  это казалось невозможным. Даже, когда крупнейший принадлежащий латвийским гражданам банк обвинили в том, что его акционеры и сотрудники «сделали отмывание денег основой бизнеса»,  по опыту других стран ЕС это не означало  отзыва лицензии финансово здорового банка без судебных разбирательств. Однако, произошедшее всего лишь за одну неделю похоже на решение регулятора о полном отказе всех банков от иностранных денег, по примеру Литвы, где это было сделано двумя годами ранее. И не только от российских, белорусских, украинских, казахских , но и от любых других (даже идеи создать в Латвии транзитную зону для китайского экспорта в ЕС тоже, видимо, пока не реализуемы).  

Это ускорит исчезновение в стране финансовых институтов с местным капиталом. Их клиентская база быстро сократится, сбережения среднего класса окажутся в скандинавских банках. Последние и будут кредитовать  местный бизнес. Международные операции, уже сократившиеся из-за санкций, отказа иностранного бизнеса от латвийских логистических объектов (в т.ч. — пользу Литвы) будут уходить также в крупные банки стран ЕС, а необходимость в собственной банковской системе страны отпадет, что нормально для экономики такого размера.

Поделись!
  • Yum